четверг, 27 декабря 2012 г.

К символизму гравюры Альбрехта Дюрера «Всадник, Смерть и Дьявол»



«И безнадёжно одинокому человеку не найти себе лучшего символа, чем «рыцаря со смертью и дьяволом», как его изобразил нам Дюрер, закованного в броню рыцаря со стальным, твёрдым взглядом, умеющего среди окружающих его ужасов найти свою дорогу, не смущаемого странными спутниками, но всё же безнадёжного, одинокого на своём коне и со своей собакой».
                                            Фридрих Ницше «Рождение трагедии, или эллинство и пессимизм» (1872 г.)

Альфонс де Шатобриан, который знал, что придёт время, «когда будут востребованы избранные», безусловно, уже думал о Гитлере, комментируя в 1933 году в «Ответе господину» знаменитую гравюру Дюрера «Всадник, Смерть и Дьявол»: «…Рыцарь появляется, в шлеме, закованный в доспехи, с копьём в руке, верхом. Это не юнец, а зрелый человек, его лицо носит отпечаток следов пережитых битв. […] Он показывает глубины своего жизненного опыта, его душа медитирует. Он идёт прямо по избранному пути. […] Его путь верен, хоть он и блуждает в тайниках, и вымощен ужасными осколками страдания и сомнения, хоть там и бродят потусторонние животные, хоть там и встречаются гнусности, ужасы, предательства, ненависть. Ужасные скалы стремятся раздавить всадника и его лошадь; среди пожарищ болота, заражённые чумой, могут поглотить его в своей пучине. Это тропа Трофониуса, и те, кто однажды ступил на неё, не смогут улыбнуться больше никогда в жизни! […] Тот, кто прошёл по этой тропе, замыкается в себе, как будто он увидел Невидимое. Бесконечное Забвение закроет как в могиле всякого, кто пережил это; он брошен в волны времени, где человек на весах  Вечности может сказать: придёт день,  а ночь его скроет».
            
И два апокалиптических персонажа – старик с песочными часами в руках и страшное длинноухое животное, полусвинья-полуосёл, Смерть и Вельзевул, не видны никому, это позабытые персонажи старого мира. «Но куда смотрит он таким цепким взглядом, устремлённым прямо перед собой? – То, что он видит, – отвечает этот старый тамплиер, – то, что он видит, это […] славный город из мрамора, где он наконец-то сможет встать на ровную землю и снять свой шлем!» Это был замок Граля, описанный Шатобрианом. И Гитлер откровенно отзывался на его слова: «То, что Христос пытался, но не смог осуществить, я – Адольф Гитлер – смогу завершить».

Цит. по: Robin J. Hitler l’elu du Dragon. Paris: Gui Tredaniel, 1987. p. 52 53.

Комментариев нет:

Отправить комментарий